July 16th, 2012

Интернет-педофилы: охота на детей

Все чаще и чаще педофилы используют интернет, чтобы заманить и совратить свою жертву. Как их остановить? Не оставайтесь в стороне.


25.05.11
"Ну, пожалуйста, ведь там все!" За несколько месяцев Катрина* буквально измором взяла маму, умоляя разрешить ей зарегистрироваться на сайте онлайн-игры для подростков «Отель “Хаббо”» — Habbo.com. Там ведь так интересно, и у нее появится куча друзей со всех концов страны!
— Но тебе всего одиннадцать, — пыталась урезонить свою младшую дочь Марианна*, жительница маленького городка на юго-западе Нидерландов.
— Я буду осторожна. Обещаю!
Наконец Марианна сдалась. Катрине разрешили стать одной из полумиллиона пользователей этого сайта при условии не указывать телефон, электронную почту и домашний адрес. Казалось, родители все предусмотрели.


Как-то субботним вечером Катрина отправилась на день рождения к однокласснице и забыла телефон дома. Марианна взяла его в руки, и тут пришло сообщение: «Будь там через 15 минут. Люблю».
Марианна была озадачена: «Будь где? Разве Катрина не у подружки?» Почувствовав неладное, она стала просматривать все сообщения в телефоне дочери. Их было около 70, все от какого-то Эрика. Содержание некоторых было двусмысленным, даже непристойным. Она стала звонить абоненту по имени Эрик, но на другом конце провода включался автоответчик некоего Андреаса. Судя по голосу, это был взрослый мужчина. Она позвонила мужу на работу.
— Думаю, за нашей малышкой охотится педофил, — сказала она.
— Еду домой, — ответил он. — Проверь ноутбук Катрины.
В ноутбуке обнаружилось то, что родители видят лишь в самых кошмарных снах: целая лавина сообщений от Андреаса. В одном из них мужчина упоминал их «занятия любовью» на прошлой неделе и описывал, что он собирается сделать с ней в следующий раз. И это о ее малышке, которая еще даже бюстгальтер не носит! «Спокойно, без паники», — говорила она себе. В голове метались лихорадочные мысли. Что она сделала неправильно? Неужели это случилось из-за того, что они с мужем с утра до вечера на работе, а дети предоставлены сами себе? Но ведь Катрину всегда предупреждали, что нельзя разговаривать с незнакомцами. Родители внушали это и ей, и трем старшим детям.
Вернувшись домой, Катрина все отрицала. Она сказала, что Эрик — это мальчик, с которым она познакомилась на Habbo, а Андреас — его старший друг.
— А как насчет содержания этих писем? — спросила Марианна. — Мы пойдем в полицию.
Как оказалось, сначала Катрина думала, что Эрику 12 лет, потом 14, потом 18. В виртуальном отеле «Хаббо» он заказал для нее номер, и они «стали жить вместе». Она называла его своим «парнем», а он ее своей «принцессой». Когда он предложил перенести их виртуальную любовь в реальный мир, это показалось ей естественным продолжением игры. И не важно, что ему было 28 лет. Он забирал ее после школы на БМВ и вез в кафе, после чего они отправлялись в отель. С ним она чувствовала себя взрослой и красивой — а дома никто ни о чем не догадывался, потому что к ужину она всегда возвращалась домой.
— Я его люблю, — твердила она.
В полицейском участке Марианне сказали: «Зайдите в понедельник». Она не верила своим ушам! Ее девочка в беде, а стражи порядка спокойно заявляют, что у них выходной! И это при том, что месяц назад вышел закон, объявляющий онлайн-груминг — виртуальное обольщение несовершеннолетних с целью вовлечения в сексуальные отношения — преступлением.
— Что же нам делать? — в отчаянии спросила она у мужа.
— Не будем терять время, пойдем в другой участок, — решительно сказал он.

К сожалению, история Катрины — далеко не единичный случай. Есть масса примеров, когда в Интернете незнакомцам удавалось внушить детям ложное ощущение безопасности. Это дети, с которыми познакомились в социальной сети, в чате или в онлайн-игре; дети, доверие которых завоевали незамысловатым комплиментом; дети, которые думали, что ничего плохого не произойдет, если они встретятся с новым другом в реальной жизни.
Как 12-летний мальчик из Венгрии, который считал, что познакомился в чате с милой девочкой, пошел в парк, чтобы с ней встретиться, а его забрал мужчина, назвавшийся ее дядей. Или 14-летняя школьница из Финляндии, которую изнасиловал 63-летний мужчина, выдававший себя в Интернете за 18-летнего юношу. А в Петербурге 35-летний Алексей Алексеев знакомился через сайты с мальчиками 12–14 лет, затем приглашал их к себе домой и склонял к сексу. После ареста в его компьютере обнаружили детскую порнографию и электронные адреса более 280 детей.
Интернет — это угроза, которая из парков и школ переместилась на более масштабную игровую площадку и у которой в любое время порядка 14,6 миллиона пользователей моложе 17 лет. К сожалению, до сих пор нет статистики, анализируя которую можно было бы разработать эффективные меры борьбы с этим злом. Преподаватель криминологии из Кингстонского университета в Лондоне Джулия Дэвидсон возглавляет при Еврокомиссии группу по исследованию онлайн-совращения. Она говорит, что лишь малую часть охотников за детьми удается призвать к ответу и довести дело до суда.
— Например, в Великобритании в данный момент тюремное заключение за онлайн-груминг отбывают семьдесят человек, — говорит Дэвидсон. — Полицейские, которые в чатах специально выдают себя за детей, скажут вам, что за неделю с ними пытаются познакомиться сотни взрослых мужчин, но, если честно, весь масштаб проблемы нам пока неведом.
Но как обезопасить киберпространство, если, согласно исследованию, проведенному ЕС в прошлом году, 59% из опрошенных детей и подростков в возрасте 9–16 лет не боятся размещать подробные сведения о себе в социальных сетях, причем четвертая часть этих данных находится в открытом доступе? 30% детей признались, что общались с незнакомцами, которых никогда не видели, а 9% встречались с такими людьми в реальной жизни.
Полиции все же удается раскрывать часть интернет-преступлений, направленных против детей.
С помощью базы данных Интерпола, к которой имеют доступ следователи в 25 странах, удалось спасти 2100 детей. В марте 2011 года Европол и британский Центр по борьбе с эксплуатацией детей и защите Интернета разоблачили крупнейшую сеть педофилов, тысячи членов которой выкладывали через файлообменники видеоматериалы с детской порнографией.
Лишь в немногих странах, таких, как Великобритания, Нидерланды, Норвегия и Швеция, есть законы, направленные на борьбу с совращением в сети. А в России это явление еще даже не обрело свою терминологию, не говоря уже о появлении соответствующего закона.
Проблема еще и в том, что в органах правопорядка очень мало специалистов, занимающихся мониторингом Сети и ее чатов, да и выявить злоумышленника на стадии переговоров с будущей жертвой бывает очень трудно. Эксперты должны вовремя определить, таит ли в себе угрозу безобидное на первый взгляд замечание. Вот почему в большинстве стран онлайн-извращенцев можно осудить лишь после совершения реального насилия. Мера наказания за подобные преступления зависит от страны: например, 63-летний финн отделался штрафом и десятью месяцами заключения, а российский педофил Алексеев получил пять лет лишения свободы.
Попытка Европарламента в 2009 году разработать единый проект соответствующего закона провалилась, отчасти потому, что в разных странах разный возраст полового совершеннолетия. Скажем, в Испании это 13 лет, в Ирландии — 17, а в России уголовно преследуются сексуальные отношения с подростками младше 16 лет.
Сейчас парламент пытается снова провести этот закон, уже в переработанном виде. Предложенный проект рассматривает все возможные варианты жестокого обращения с детьми, от домогательства до секс-туризма. Возраст полового совершеннолетия будет определяться в соответствии с местным законодательством.
Для взрослых, вступивших в сексуальную связь с детьми, максимальное наказание предусматривается в виде лишения свободы сроком на пять лет. Закон также обязывает страны — члены Совета Европы блокировать доступ к интернет-сайтам, содержащим детскую порнографию.
Тео Нотен, член правления международной некоммерческой организации по защите детей ECPAT, уверен, что у этой проблемы нет простого решения, закон не панацея от всех проблем. «Нужен комплексный подход, и в первую очередь профилактические меры», — уверен он.
Для начала необходимо понять ход мыслей охотников за детьми. Они умело манипулируют эмоциями ребенка, ловко вычисляя, в ком остро нуждается их потенциальная жертва: закадычном друге, советчике или человеке, способном окружить отеческой заботой. Именно так произошло с 13-летней девочкой из Великобритании, которую совратил 36-летний мужчина, с виду примерный семьянин с детьми. Они познакомились в Интернете, и в процессе общения педофил легко догадался, что девочка отчаянно ищет кого-нибудь, кто мог бы заменить ей отца. В течение полугода они встречались шесть раз: он заваливал ее подарками, возил в местный мотель для занятий сексом и внушил бедняжке, что это и есть любовь.
— У нее было трудное детство, — объясняет криминолог Джулия Дэвидсон. — Он отлично знал, что делает. Насильники пытаются понять, в чем нуждаются их жертвы, и таким образом добиваются сексуального вознаграждения.
Теперь этот мужчина сидит в тюрьме.
По словам Дэвидсон, специальное исследование Еврокомиссии показало, что онлайн-педофилы — это в основном люди со средним уровнем интеллекта, они прекрасно владеют информационными технологиями и среди них очень мало людей с высшим образованием. В поисках подходящей жертвы они могут общаться в социальных сетях одновременно с 200–300 пользователями. Получив отказ от большинства собеседников, они, как правило, находят жертв среди девочек раннего подросткового возраста, зачастую из неблагополучных семьей.
Какие предупредительные меры помогут защитить эту небольшую и очень уязвимую группу детей? Здесь не обойтись без разъяснительной работы, более продуманных образовательных программ и широкомасштабных государственных кампаний. Но это лишь полдела. Сами интернет-сайты, представляющие потенциальную угрозу для детей, тоже должны стать более ответственными. Сейчас они реагируют только на конкретные жалобы и не спешат заниматься мониторингом общения в своих чатах.
— У них синдром страуса, они предпочитают прятать голову в песок, — говорит Ребекка Ньютон, специалист по защите детей в интернет-сетях, работавшая когда-то в Habbo в службе безопасности.
Ньютон добавляет, что опытного персонала, который мог бы обеспечить безопасность интернет-сайтов, где миллионы пользователей, катастрофически не хватает.
— Это все равно что просить сторожа охранять целую страну, — говорит она.
Человеческий глаз может заметить далеко не все, продолжает Ньютон. Модераторы ищут характерные фразы и слова, но насильники это знают.
— Они придумывают, как обойти эти красные флажки, — говорит она. — А это значит, что нужно разрабатывать программное обеспечение, которое будет просеивать чаты более эффективно.
И все же не стоит полагаться только на правительства и интернет-компании.
— Мы, родители, должны находить время и разговаривать обо всем этом с собственными детьми, — говорит Тео Нотен. — Объяснять им, что опасность может подстерегать их не только в реальной жизни, в виде маньяка в кустах, но и в Интернете. Мы должны научить детей говорить «нет».
Родители Катрины поняли это на собственном горьком опыте. С того зловещего СМС-сообщения прошло больше года, а в семье мир так и не воцарился. Марианну возмутило выступление Андреаса в суде: он заявил, что был уверен, что Катрина старше. Марианна считает, что он заслуживает более сурового наказания, чем два года тюремного заключения и полгода условного наказания за насилие над ребенком.
Катрина, которой сейчас 12 лет, ходит к психологам, чары ее «друга» до сих пор сильны, и она все еще держит обиду на родителей за то, что они положили конец их отношениям. Она страдает от бессонницы, и по ночам ее часто мучают кошмары.
В то же время ее родители никак не могут избавиться от чувства вины и ощущения беспомощности. Они не находят себе места каждый раз, когда кого-то из детей нет дома, и они боятся Интернета. Ноутбук у Катрины они забрали.
— Думаю, в конце концов у нас все наладится, — говорит Марианна. — Но если кому-то нужен мой совет, я скажу так: не стоит пребывать в иллюзии «в моей семье такое не случится». Беда приходит внезапно, и тогда приходится собирать свою жизнь по кусочкам.

Что могут сделать родители?
1. Установите Kaspersky Internet Security 7, интернет-программу, в которой есть модуль «Родительский контроль». Он автоматически проверяет, на какие сайты заходит ребенок, и блокирует запрещенные ресурсы.
2. Зайдите на saferunet.ru, который подскажет и вам, и вашим детям, как обезопасить себя в Интернете.
3. Поговорите со своими детьми. Все эксперты сходятся во мнении, что это самое главное. Попросите их немедленно поставить вас в известность в случае, если что-то в Интернете их напугает или заставит почувствовать себя неуютно. Убедитесь в том, что они знают, что обязаны спрашивать вашего разрешения, прежде чем выложить в Интернете какую-либо личную информацию.
• Убедитесь в том, что они понимают, что пользователи Интернета могут лгать.
• Осведомленность вашего ребенка о разного рода опасностях и способность их распознать — это и есть, по сути, лучшая защита.

Автор: Лиза Фиттерман